История девушек История реальной проститутки


Эта правдивая история бывшей проститутки будет изложена от первого лица. Итак, поехали…


 

Мой отец умер, когда мне было 12 лет. Мама воспитала меня и моего брата, который младше меня на 5 лет, совсем одна. Мы ни в чем не нуждались, так как мама работала бухгалтером. Но все изменилось, когда у мамы случился инфаркт, и она надолго слегла в больницу. Я тогда училась в 11 классе. В 17 лет я стала главой семьи. Мама работать уже не могла, а денег не хватало – ни на дорогие мамины лекарства, ни на еду, ни на что… По началу помогали родственники, но через какое-то время мы остались одни, и началась жизнь впроголодь. Я тогда устроилась работать официанткой в кафе. Зарплата была небольшой, но там меня кормили. Из кафе я могла прихватить еду Санжару, моему братику. Так что мы перестали голодать. Мама все еще лежала в больнице, выписывать ее еще не собирались. Я училась, работала, воспитывала брата, навещала маму, занималась хозяйством. Времени не хватало даже на личную жизнь. Я взрослела день ото дня.

 

Все пошло не так, когда начались госэкзамены у 11-классников. Все мои подруги бурно обсуждали платья и прически на выпускной, я же сидела в стороне, уткнувшись в книги. Экзамены я сдала на «4» и «5». Мне хотелось пойти на выпускной вечер, но я не могла себе позволить купить платье. И меня это расстраивало. Моя подруга предложила мне надеть ее старое платье. Когда я пришла к ней домой и начала примерять чужое платье, мне было некомфортно. Я не привыкла просить. Знаете, мне было 17 лет. Юношеский максимализм и гордость – вот что играло во мне. Когда же она показала мне свое новое красивое платье, в котором она собиралась на вечер, я разревелась и убежала.

LIMON LIFE
Соцсети поддерживают Sydyman, которого хотят лишить свободы на 6 лет
 

Я проплакала всю ночь. Не знаю, почему… Может, ревность, может, зависть или злоба. Но, скорей всего, эта была боль и горечь. Мне было тяжело: мама в больнице, отца нет, а на мне еще ответственность за младшего брата, которого я безумно любила и не давала в обиду. Наутро я проснулась с мыслью, что судьба больше не лишит меня ничего, и что отныне я сама хозяйка своей судьбы.

 


Так как все наши проблемы в то время упирались в финансы, я решила найти хорошую работу. Я просмотрела уйму газет, обзвонила множество офисов, но никому не нужна была неопытная несовершеннолетняя девочка без высшего образования. Перелистывая очередную рекламную газету, мой взгляд упал на короткое объявление: «Требуются красивые молодые девушки на высокооплачиваемую работу. Можно без опыта». Мне стало любопытно, и я позвонила. По телефону мне ничего толком не разъяснили и просто дали адрес. Когда я приехала, офисом оказалась обыкновенная квартира в микрорайонах. Меня встретила женщина лет 40 по имени Елена. В квартире находились еще несколько хорошо одетых и ухоженных девушек. Они с любопытством смотрели на меня. Когда Елена начала рассказывать, чем они тут занимались, я ужаснулась. По моим глазам, видимо, все догадались, что меня это пугает, и отпустили домой. Когда я выходила, меня догнала девушка, представившаяся Элизой, она сказала мне несколько слов: «Ты думаешь, это ужасно, но кто-то должен этим заниматься. Да и платят очень хорошо».

LIMON LIFE
На митинг в поддержку убитого Джорджа Флойда в Бишкеке вышел один человек
 

На следующий день я вернулась в ту квартиру. Девчонки оказались добрыми и радушными, вот только в глазах читалась тоска. Узнав, что я девственница, Елена заулыбалась. Как оказалось, в голове у нее уже созрел план. За мое целомудрие 3 дня велись торги, все хотели заполучить «чистую» девушку. В конце концов моя «честь» была продана за 10 тыс. сомов, для конца 90-х просто огромные деньги. Я помню тот день. У меня была паника, но страшно не было. Моим первым клиентом оказался богатый мужчина старше 40. Не буду описывать, как все происходило, но мне однозначно было плохо. После этого другие девчонки отпаивали меня коньяком. Елена дала мой первый гонорар, который составил 3 тыс. сомов.

 

Идя домой, я пыталась забыть, что было, но не могла. Боль по всему телу напоминала мне о тех часах. Сжимая в кармане деньги, я забрела в магазин, где продавались красивые вечерние платья. Я наугад взяла первое попавшееся мне платье, продавщица, не смолкая, расхваливала его. Но я была где-то далеко и не слушала ее. Надев платье на свое «поруганное тело», я чувствовала стыд, обиду и боль… Я так и не купила тогда это платье, вместо этого я набрала на базаре продуктов, наготовила вкусностей для Санжара и мамы. На выпускной я пошла, кстати, в платье моей подруги.

 

Через день после окончания школы я вернулась на работу к Елене. Так я стала проституткой. Нас тогда было 6 девушек. Дни пролетали один за другим. По началу было нелегко, были слезы и истерики. Но ко всему привыкаешь. Через месяц работы я перестала считать клиентов, просто перестала видеть в этом смысл. Я перестала оценивать себя с физической стороны, думая, что в душе я все та же. Но я обманывала саму себя. Мой круг друзей сузился до этих 5 девочек и Елены. С другими я не могла общаться, так как думала, что моя маленькая тайна всплывет наружу.

 

Через полгода, накопив достаточную сумму, мы смогли сделать операцию маме. Вскоре она вернулась домой. Мама беспокоилась, что я не пошла учиться в университет, а осталась работать «официанткой». Откуда взялись такие деньги, что хватило на операцию, я объяснила своим повышением и премией. Ни к чему было им знать. На заработанные деньги я покупала продукты, одежду, лекарства. Мы стали жить лучше прежнего. Мама быстро шла на поправку.

 
«Те же рожи под другим названием»: Реакция соцсетей на новый политический альянс на площадке партии «Ата-Мекен»

Работа шла своим чередом. Частыми клиентами были казахи. Каждую вторую пятницу приезжал парень, выбирал девочек на свой вкус и увозил их в Алматы. Эта процедура называлась «закупка». Я часто ездила, как «закупная», к нашим соседям. Там на большой даче мы проводили выходные. Мужчины, алкоголь, безудержный секс – вот вся программа тех дней. В воскресенье вечером нас привозили обратно. Пьяных и усталых. Так происходило во всех «квартирах». Девчонок из других притонов (как я не люблю слово) Бишкека тоже увозили в Алматы. Не знаю, почему казахи так любили бишкекских проституток. Мы как-то не задавались этим вопросом, главное, что нам за это хорошо платили.

 

Так прошло 5 лет. Мама поправилась, начала работать. Санжар поступил в универ, я оплачивала контракт. Думала, что благодаря мне он точно чего-то достигнет в жизни. Былая жизнь вернулась.

 

Но на работе шло не так гладко. Таких «квартир», как наша, стало в разы больше, появилась конкуренция. К нам пришло много новеньких. Странно, но я слышала, что, мол, проститутками становятся девушки из села. Это неправда. Многие проститутки были городскими девушками, некоторые даже из обеспеченной семьи. У каждой своя история, почему они решили встать на этот путь. Проституток стало очень много.

 

Тогда же появилась новая забава – вызывать девочек в сауну. Как же я это ненавидела. Основными клиентами становились люди из толпы, напившиеся в парилке, и которым захотелось приключения. Там не было никакой конфиденциальности, кто попадется, тот и попадется. И однажды мне попались одногруппники моего брата, которых Санжар приводил как-то домой. Они меня узнали. В тот момент я готова была провалиться сквозь землю. Я молча, ничего не говоря, ушла. Точнее бежала. Я приехала на квартиру к Лене, я не могу назвать ее «сутенершей» или «мамашей», она была мне старшей сестрой. Прижавшись к ней, я рыдала. Я плакала за все, что со мной произошло, что на меня навалилось, и кем я в итоге стала. Лена поцеловала меня в лоб и сказала: «Пора что-то менять в жизни. И открой брату правду. Он поймет». В тот день я ушла из «квартиры» навсегда.

 

Придя домой, и закрывшись в комнате с братом, я начала свой рассказ. Слезы текли ручьем у нас обоих. Но, как оказалось, Санжар уже 2 года знал, чем я занимаюсь. Он не верил, что в кафе, где я якобы работала, можно столько зарабатывать. Поэтому он проследил со мной, и все выяснил. А то, что его одногруппники увидели меня, он решил не обращать внимания. Мы обнялись и еще раз поплакали.

 

Я начала новую жизнь. Устроилась на работу в магазин одежды продавцом-консультантом. За годы работы проституткой я научилась идеально одеваться и краситься. При такой работе важно было держать себя в тонусе, чтобы мужчины постоянно хотели тебя. Так что в одежде и аксессуарах я разбиралась отлично. Мое прошлое потихоньку оставляло меня. Лишь иногда мучили кошмары. Мне снились клиенты, наши с ними встречи. Проснувшись ото сна, тело ныло, словно меня проткнули тысячи кинжалов. Стыд, боль, разочарование. Я никому не пожелаю своей участи.

 

Через год после моего ухода от Лены до меня дошли слухи, что моя лучшая подруга Элиза умерла. Точнее, ее избил до смерти обдолбанный клиент. Мир рухнул для меня в ту секунду. Самый близкий для меня человечек, который всегда вытирал мои слезы, поддерживал и успокаивал меня после истерик, умер. От грусти я запила. Я не просыхала неделю. Хорошо, что у нас тогда никто не употреблял наркотики, Елена была категорически против. А то не знаю, во что бы превратилась моя жизнь с наркотиками, ведь были соблазны. Я забросила работу и целыми вечерами сидела в баре. Там-то я встретила одного из своих бывших клиентов. На пьяную голову я согласилась поехать с ним. Когда он отвез меня домой, то сунул мне $250 в карман. Мы стали встречаться с ним раз в неделю. С выпивкой я завязала навсегда. Через месяц у меня появились 4 новых постоянных клиента. Они сами на меня вышли, ведь город тесен.

 

Помимо секса, я должна была выходить с ними свет, посещать разные мероприятия, ездить в командировки за границу. За каждую встречу я получала от $300 до $500. Рестораны, дорогие подарки, украшения — это стало для меня такой обыденностью. Мне было 24 года, а я чувствовала себя старухой. Но нет, мой статус звучал куда ярче, я стала элитной проституткой. У меня появилась своя квартира, машина. По всем счетам платили мои ухажеры.

 

Спустя полтора года своей одиночной карьеры появился молодой богатый казах. На тот период мне не нужен был еще один мужчина. Я ему отказала, но был настойчив — пришлось уступить. Его звали Малик. Он приезжал ко мне по 4 раза в неделю, а иногда и то чаще. На других у меня не оставалось времени, они начали возмущаться. Я теряла клиентов. А Малику как будто этого и надо было. Он платил мне за то, чтобы я с ним просто поехала на пикник, или пошла гулять по парку. В конце концов он стал единственным моим клиентом. И я этому была безумно рада. Мне было приятно с ним находиться рядом. Когда я отказывалась принимать от него денег, он жутко расстраивался, но тайком подкладывал их мне в сумку.


 

Через год мы с ним поженились. Стали жить на два города - Бишкек и Алматы. Он не осуждал меня за мое прошлое. Мы просто сделали вид, что его не было. Я запретила ему спрашивать о моей прежней работе и клиентах. Через 9 месяцев родился наш первенец — Айдар. Три месяца назад у нас родилась дочка — Асель. Теперь я мать двоих детей, занимающаяся домашним хозяйством. Никто из его родственников не догадывается о моем темном прошлом.

 

Но я устала все держать в себе. Когда Вы мне позвонили, я даже говорить не хотела на эту тему. Позже мне так захотелось высказаться. Мой муж - успешный бизнесмен, а я же бывшая проститутка. Он любит меня и детей. Мы очень счастливы. Но мое прошлое меня тревожит. Я хотела высказать все, что у меня накопилось. Вы первые, кому я рассказала все. Конечно, читатели меня осудят, упрекнут. Но я хочу через свою историю предостеречь молодых девушек от ошибки. Единственный проступок привел меня на кривой путь. А это в свою очередь превратило мою жизнь в лабиринт. Унижения и стыд чуть не довели меня до самоубийства. Но я оказалась трусом, чтобы лишить себя жизни. Быть проституткой — это не есть «легкие деньги», за все приходится платить. В моем случае — душевной раной. Будьте умнее и не повторяйте моих ошибок.

 

P.S. Почему я все так отчетливо помню? С 15 лет я веду дневник и записываю все, что со мной творится. И когда мне бывает плохо, я просто перечитываю его и понимаю, что все было когда-то намного хуже. И без дневника я помню все события так отчетливо, как будто это было вчера. В душе клеймо «проститутки» останется со мной до конца жизни...